+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

10.04.16

Злоупотребления связанные с трудовыми премиями работников

Наша команда предлагает Вашему вниманию обзор практики о признании недействительными сделок должника связанных с начислением трудовых премий в преддверии или во время процедуры банкротства. 

945266_824641371012728_5821465487451411493_n.jpg

Определение Арбитражного суда Пермского края от 17 ноября 2014 по делу №А50-11127/2013.

Конкурсный управляющий обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными (ничтожными) приказов должника в части начисления и выплаты премий четырем работникам. В качестве последствий управляющий просила применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с работников в конкурсную массу должника денежных средств.

Заявления мотивированы тем, что в ходе аудиторской проверки, проведенной в 2013 году, на протяжении двух лет до введения процедуры банкротства деятельность должника являлась убыточной. Должник отвечал признакам неплатежеспособности, имел неисполненные обязательства. Начисление и выплата при таких обстоятельствах работникам премий в значительных размерах, в десятки раз превышающих размер заработной платы, являются несоразмерными и наносят значительный ущерб должнику и кредиторам.

Судом принято во внимание положения п. 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве, в соответствии с которым сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе, и п. 2 ст. 61.2, согласно которому, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, согласно  Закона о банкротстве может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). 

Суды посчитали, что в рассматриваемых обстоятельствах спорные сделки подпадают в период подозрительности, лица, получавшие премии занимали руководящие должности, а значит, могли знать и знали о ухудшающемся финансовом положении должника и наличии кредиторской задолженности, имели родственные связи. Факт ухудшения финансового и экономического состояния должника также установлен арбитражным судом при рассмотрении требований конкурных кредиторов в рамках настоящего дела.

Кроме того, суд определил, что фактически задачи особой важности перед работниками не ставились. Премия является выплатой стимулирующего характера и условия ее начисления должны зависеть от факта достижения определенных показателей.

Основываясь на вышеизложенным, суд определил признать сделки недействительными и применить последствия недействительности сделок.

Определение Арбитражного суда Ивановской области от 4 февраля 2016 года по делу № А17-2189/2014. 

Конкурсный управляющий просил суд разобрать дело в области оспаривания сделки должника по начислению работникам премий в период процедуры наблюдения в общей сумме более 30 миллионов рублей.

При этом, конкурсный управляющий, обосновывая квалификацию действий должника по п. 2 ст. 61 Закона о банкротстве указал, что сделка совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов, деятельность предприятия являлась убыточной, а деятельность работников аппарата управления, которым выплатили премии, неэффективной.

При разрешении настоящего спора, суд пришел к следующим выводам:

В соответствии со статьей 61.4 Закона о банкротстве сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 названного Федерального закона, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

  • Система оплаты труда работников должника действовала на протяжении нескольких лет, при этом конкурсным управляющим не доказано, что размер оспариваемых начислений  существенно отличается от выплат работникам за предыдущие периоды. По сути довод о неправомерности указанных начислений сводится к утверждению о том, что они произведены в период процедуры наблюдения, когда  судебным актом подтверждено наличие  у должника признаков банкротства; доводов о том, что в указанный период премирование производилось в завышенных по отношению к другим периодам размерам, не представлено.

  • Произведенные начисления входят в систему оплаты труда, связаны  с производственной деятельностью предприятия и являются стимулирующими и компенсирующими; по своему размеру и порядку начисления не отличаются от премий за предыдущие периоды, что не оспаривается сторонами. Введение   в отношении должника процедуры наблюдения не является основанием для прекращения производственной деятельности. Возбуждение дела о банкротстве не является для работников основаниям для отказа от получения установленных системой оплаты труда выплат, либо для увольнения по собственному желанию. По существу, начисление ежемесячных текущий премий следует отнести к сделкам в процессе обычной хозяйственной  деятельности.

  • Размер премии, начисленной каждому из работников аппарата управления не превышает один процент от совокупной стоимости активов должника (расчет представленный конкурсным управляющим с разбивкой по каждому работнику);  ежемесячное начисление премий  в том же порядке и размерах производилась и в более ранние периоды. Заявителем не доказано, что порядок расчета и размер начисленных в оспариваемый период премий отличается от премий, начисляемых в предыдущие периоды.

В результате суд установил, что в рассматриваемом случае  начисление должником премий работникам в период наблюдения нельзя признать недействительной сделкой.

Определение Арбитражного суда Московской области от 20 декабря 2013 г. по делу № А41-28021/12

Конкурсный управляющий просит признать недействительной сделку по перечислению денежных средств работнику, применить последствия недействительности сделки, взыскать с него в пользу должника перечисленные денежные средства.

Единственным участником ООО «АНВ Групп» было принято решение о начислении премии Генеральному директору ООО «АНВ Групп» Куличкину П.С. в сумме 607 500 руб. Также, по итогам работы за 2011 год, Куличкиным П.С. был издан приказ о премировании сотрудников, в том числе Куличкина П.С. в сумме 150 000 руб.

6 марта 2013 года Куличкину П.С. были перечислены 632 925 руб. 03 коп.

На момент выплаты премии у ООО «АНВ Групп» имелись неисполненные обязательства по выплате НДФЛ за 2011 г., 2012 г.; заработная плата на предприятии задерживается с апреля 2012 года; кредиторская задолженность составляла 153 186 154 руб. 41 коп. Все требования, включенные в реестр ООО «АНВ Групп» возникли ранее даты совершения оспариваемых действий.

При вынесении решения об удовлетворении требований конкурсного управляющего суд руководствовался нормами пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в соответствии с которой, сделка признается недействительной в случае:

если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления (сделка совершена 6 марта 2013 года, ООО “АНБ Групп было признано несостоятельным 4 апреля 2013 года)

и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов (существенно уменьшена конкурсная масса)

и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Суд установил, что с учетом занимаемой Куличкиным П.С. (Генеральный директор), он не мог не знать о финансовом положении ООО «АНВ Групп», не мог не знать о наличии неисполненных обязательств перед кредиторами, отсутствия достаточных средств и имущества для их исполнения).

Определение Арбитражного суда республики Бурятия от 30 декабря 2012 г. по делу №А10-2527/2012

Конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными действий по изданию Генеральным директором должника приказов о поощрении работников и выплате на основании этих приказов премии в отношении Кушнарева А. В. и с требованием о применении последствий недействительности в виде взыскания с Кушнарева А. В. в конкурсную массу должника – полученной премии.

В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий указал, что сделка по выплате премий является подозрительной по признакам п.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку совершена после принятия заявления о признании должника банкротом при наличии признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества должника в отношении заинтересованного лица – Кушнарева А. В., который, являлся заместителем Генерального директора по развитию, а затем и Генеральным директором общества. В результате совершения оспариваемой сделки причинен вред кредиторам, поскольку за счет выплаченной премии могли быть частично погашены требования кредиторов.

Суд удовлетворил требования конкурсного управляющего, не согласившись с доводами ответчика по следующим основаниям.

Довод о том, что конкурсным управляющим не представлены доказательства, подтверждающие оценку иного имущества должника не могут быть приняты во внимание, поскольку факт недостаточности имущества должника для расчетов с кредиторами подтвержден судебными актами – определением о введении наблюдения, решением о признании должника банкротом, а также данными бухгалтерских балансов. Из отчета конкурсного управляющего от 15.10.2013 г. также следует, что рыночная стоимость имущества должника составила 10 212 995,90 руб. тогда как в реестр требований кредиторов включена задолженность 52 874 885,29 руб.

Довод о том, что вред имущественным правам кредиторов не был причинен, поскольку премирование работников осуществлялось за счет экономии по фонду оплаты труда также подлежит отклонению, так как в случае невыплаты премии, свободные денежные средства могли быть погашены текущие платежи или направлены на частичное погашение требований кредиторов.

Ответчик ссылается на то, что премирование произведено в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, что исключает признание сделки недействительной по смыслу пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве, однако, в соответствии с данной статьёй, такие сделки не могут быть оспорены, только если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника.

Доводы ответчика о недоказанности конкурсным управляющим оснований, предусмотренных статьей 137 Трудового кодекса Российской Федерации и статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, также подлежат отклонению. В данном случае действия должника по выплате премий (поощрений) оспорены на основании норм Закона о банкротстве, устанавливающих ограничения против злоупотреблений и направленных на защиту интересов должника и его кредиторов и в данных конкретных отношениях являются специальными по отношению к положениям Трудового и Гражданского кодексов РФ.

На возможность оспаривания действий должника по выплате заработной платы, в том числе премии по правилам главы III.1 Закона о банкротстве указано в разъяснениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данных в пункте 1 Постановления Пленума от 23.12.2010 г. No 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Определение Арбитражного суда Смоленской области от 26.01.2016 года по делу №А62-2586/2014

Конкурсный управляющий общества с ограниченной ответственностью обратился с заявлением о признании действия по начислению премии работнику в размере 500 000 руб. недействительными на основании пункта 1 статьи 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

В судебном заседании представитель конкурсного управляющего поддержала заявленные требования, просит их удовлетворить по следующим основаниям.

Анализ финансового состояния Должника позволил конкурсному управляющему выявить, что работнику начислена необоснованно высокая заработная плата и премия. Как следует из материалов  граждансого дела по взысканию задолженности по заработной плате между работником и должником заключен трудовой договор. Согласно пункту 1.1. Договора работник принимается на работу в качестве финансового директора Должника с должностным окладом в размере 60 000 руб.

Из представленного для включения в реестр требований кредиторов расчета следует, что в ноябре 2013 и декабре 2013 года (когда у Должника возникли финансовые сложности и имелись признаки неплатежеспособности) работнику была начислена ежемесячная премия по 100 000 руб. (в соответствии с Положением о премировании, которое конкурсному управляющему до настоящего времени не передано), а затем единовременная премия в размере 300 000 руб. Документы, подтверждающие обоснованность начисления премии в таком размере, конкурсному управляющему не передавались.

Суд при разрешении данного  принял во внимание следующее:

В пункте 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 г. N 63 (ред. от 30.07.2013 г.) "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться  выплата заработной платы, в том числе премии; действия по исполнению судебного акта.

Исходя из материалов дела, в момент начисления премии работник занимал не только должность финансового директора Должника, но и должность руководителя другой организации. При этом, между Должником и другой организацией, в которой работник занимал должность директора, был заключен договор поставки, по которому Должник без оплаты произвел 25 поставок в адрес Организации.

При таких обстоятельствах начисление премии работнику в размере 100 000 руб. за ноябрь 2013 года, 100 000 руб. за декабрь 2013 года и годовой премии за 2013 год является сделкой при неравноценном встречном исполнении со стороны финансового директора  своих обязанностей.

Таким образом, требование конкурсного управляющего о признании действий по начислению премий недействительными является обоснованным и подлежит удовлетворению.

В силу статьи 61.6 Закона о банкротстве все, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной в соответствии с настоящей главой, подлежит возврату в конкурсную массу.

Ма­те­ри­ал под­го­тов­лен ре­дак­ци­ей Vargi.org

Закрыть
Яндекс.Метрика