+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

11.02.16

Соглашение об отступном в рамках дел о банкротстве

В настоящей статье рассмотрено применение судами норм законодательства о банкротстве при решении вопроса законности соглашения об отступном, предметом которого, является право взыскания задолженности участников/директоров должника по их обязательствам.

vargi.org

Последней стадией процедуры  банкротства, как известно, является конкурсное производство. Цель данной стадии заключается в погашении должником требований кредиторов с помощью реализации его активов.  Один из способов прекращения обязательств - отступное в соответствии со ст. 409 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) и ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 г. №127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве).

Однако, применение положений данных статей на практике зачастую вызывает затруднения из-за различных фактических обстоятельств, имеющих место  в том или ином банкротстве. Например, возникает вопрос о возможности заключения соглашения об отступном, когда единственным активом должника является задолженность их участников или директоров по обязательствам перед юридическим лицом. Поэтому, в данной статье мы разберем два случая оспаривания соглашений об отступном, предметом которых, стало право взыскания с участников и директоров должника задолженности в силу привлечения их к субсидиарной ответственности.

По первому случаю  (дело № А04-5355/2010) Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в качестве надзорной инстанции вынесено Постановление № 5419/12 от 11 июня 2013 г.

Суть дела заключается в том, что в процедуре банкротства ООО «Лотос» единственным кредитором являлась Федеральная налоговая служба в лице Управления ФНС по Амурской области. После привлечения к субсидиарной ответственности участника и бывшего директора ООО «Лотос»  Вольновой Р.В., и вынесении судом определения о взыскании с нее задолженности, советом кредиторов, для ускорения конкурсного производства, было принято соглашение об отступном. В соответствии с ним, право требования по данной задолженности переходило от должника к кредитору, то есть осуществлялось правопреемство.

Судом первой и судом апелляционной инстанции, жалоба, которая поступила от Вольновой Р.В., данное правопреемство признано законным. Постановлением суда кассационной инстанции ранее принятые акты были отменены, а соглашение об отступном расценено как ничтожное. Суд основывался на следующих доводах: во-первых, он указал, что по смыслу статьи 409 ГК РФ предоставление отступного взамен исполнения влечет прекращение обязательства, которое не влечет правопреемства и перемены лиц в обязательстве, а договор, поименованный соглашением об отступном, фактически является договором права требования; во-вторых, суд постановил, что соглашение заключено с нарушением порядка реализации имущества должника, установленного статьями 110, 111, 139 и 140 Закона о банкротстве, предусматривающего продажу прав требования должника в процедуре конкурсного производства путем проведения торгов.

Президиум ВАС РФ отменил постановление кассационной инстанции, признав соглашение об отступном, заключенное в данных обстоятельствах, соответствующим нормам законодательства. При этом, Президиум сделал ряд заключений относительно применения вышеуказанных норм к данному случаю.

Так, по мнению суда: «статья 409 Гражданского кодекса действительно предусматривает направленность отступного на прекращение обязательства, однако это не препятствует передаче (уступке) другого (не прекращаемого отступным) права (требования) в качестве отступного». В данном деле имеет место уступка права требования по одному обязательству для прекращения другого права требования, то есть соглашение об отступном направлено на прекращение обязательств должника по исполнению требования кредитора, а не переданного в качестве отступного требования должника к Вольновой Р.В.

Относительно мнения суда кассационной инстанции об обязательности проведения торгов Президиум ВАС разъяснил, что действительно, по общему правилу, имущество должника ( в том числе право требования) подлежит продаже, путем проведения последовательных торгов.  Данная процедура направлена на справедливый учет интересов всех кредиторов и участников должника. Однако, в данном случае, в объем субсидиарной ответственности включено единственное требование ФНС РФ без учета текущих платежей, и единственным участником должника является лицо, привлеченное к субсидиарной ответственности. «Таким образом, несоблюдение указанной процедуры реализации имущества должника, не приведшее к нарушению тех интересов, для защиты которых такая процедура установлена, не может влечь недействительность соответствующей сделки».

Кроме того, Президиум ВАС РФ посчитал правомерным отклонение судами первой и апелляционной инстанций при проведении процессуального правопреемства довод Вольновой Р.В. о недопустимости в силу статей 44 и 45 Налогового кодекса Российской Федерации исполнения обязательств по уплате налогов и сборов путем передачи отступного при банкротстве, указав, что положения законодательства о банкротстве (пункты 8 и 9 статьи 142 и пункт 1 статьи 148 Закона о банкротстве), допускающие такой способ погашения требований кредиторов, не делают исключений для уполномоченного органа. По смыслу статей 137, 142 Закона о банкротстве уполномоченный орган должен иметь равную с остальными кредиторами третьей очереди возможность удовлетворения своих требований в деле о банкротстве, в том числе способами, указанными в пункте 8 статьи 142 Закона о банкротстве.То обстоятельство, что к настоящему времени должник уже прекратил свое существование как юридическое лицо, не препятствует проведению процессуального правопреемства. (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2012 № 14140/11)

В то же время во втором случае Верховным Судом Российской Федерации в качестве надзорной инстанции по делу № А13-1710/2014 вынесено Определение № 307-ЭС15-2185 от 16 марта 2015 г. Ключевым отличием данного дела от первой ситуации является то, что в реестр требований кредиторов к должнику были внесены требования не одного, а нескольких кредиторов.

При проведении процедуры банкротства ООО “Тополь” между ним и его кредиторами было заключено соглашение об отступном, согласно которому, ООО «Тополь» в счет погашения текущей задолженности и задолженности включенной в реестр требований кредиторов ООО «Тополь», передает кредиторам (пропорционально имеющимся требованиям к ООО «Тополь») право требования долга к третьим лицам.

Истец - ООО «Альтаир-Консалтинг», являющийся одним из кредиторов ООО “Тополь”, подал иск о признании недействительным соглашения об отступном,  на основании ст. 168 ГК РФ как ничтожную сделку. Истец считает, что права требования долга должны были реализовываться на открытых торгах по продаже имущественных прав и  что оспариваемой сделкой нарушаются его права, так как он в результате заключения оспариваемой сделки получил не денежные средства, а права требования долга к третьим лицам. В качестве правового обоснования истец сослался на статью 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 140, пункты 3 и 5 статьи 111, статьи 139 и 140 Закона о банкротстве.  

Однако, суд первой инстанции в иске отказал; по мнению суда, соглашение об отступном направлено на погашение требований всех кредиторов ООО «Тополь» в очередности установленной законом, то есть носит справедливый характер. Задолженность третьих лиц перед ООО «Тополь», подтвержденная решениями суда, передана кредиторам ООО «Тополь» по номинальной стоимости. Доказательств того, что задолженность стоит выше ее номинальной стоимости истец не предоставил. Таким образом, несоблюдение указанной процедуры реализации имущества должника – ООО «Тополь», не приведшее к нарушению интересов кредиторов, не может вызывать недействительность соответствующей сделки

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения; но Постановлением Арбитражного Суда Северо-Западного округа от 10 декабря 2014 года  по делу №А13-1710/2014 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции были отменены. Удовлетворяя кассационную жалобу ООО «Альтаир-Консалтинг», суд приводит следующие доводы.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве имущество должника, признанного банкротом, подлежит продаже в рамках строго установленной процедуры, допускающей возможность проведения нескольких последовательных торгов, и только в случае, если все эти торги не состоятся, имущество может быть передано кредиторам в качестве отступного (статьи 110, 111, 139, пункты 8 и 9 статьи 142 и пункт 1 статьи 148 Закона о банкротстве). В таком же порядке, с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), осуществляется продажа прав требования должника (статья 140 Закона о банкротстве).

По мнению суда кассационной инстанции, апелляционный суд сделал ошибочный вывод о том, что фактические обстоятельства в настоящем деле аналогичны тем, которые были установлены в постановлении Президиума ВАС РФ от 11.06.2013 г. № 15419/12. В названном постановлении Президиума ВАС РФ уполномоченный орган являлся единственным кредитором, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов должника; кредитор выразил волеизъявление и самостоятельно подписал соглашение об отступном; а в данном случае Общество не являлось единственным кредитором должника и не выражало своего согласия на заключение соглашения, соответственно, права подателя жалобы были нарушены.

Верховный Суд РФ отказал Межрайонной инспекции ФНС № 8 (один из конкурсных кредиторов ООО “Тополь”) в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации из-за отсутствия нарушения норм материального и (или) процессуального права, тем самым поддержав решение суда кассационной инстанции. Довод о том, что заключение спорного соглашения привело к удовлетворению требований кредиторов в большем объеме, чем если бы конкурсный управляющий действовал в соответствии с предусмотренной законом процедурой реализации имущества должника, не может быть принят во внимание, поскольку получение большего экономического эффекта от заключенной сделки не может само по себе исцелять ее от пороков, связанных с нарушением закона. (Определение Верховного Суда Российской Федерации № 307-ЭС15-2185 от 16 марта 2015 г. )

Таким образом, рассмотрев Постановление Президиума ВАС и Определение ВС РФ, мы можем сделать некоторые выводы.

Заключение соглашения об отступном в случае, когда предметом соглашения является право требования с единолично исполнительного органа или участника Должника в порядке субсидиарной ответственности, не противоречит положениям ст. 409 ГК РФ.

Соглашение об отступном, по общему правилу, может быть заключено по соглашению кредиторов после проведения трёх этапов торгов; без торгов соглашение может быть заключено при условии не нарушения ничьих прав, а именно: соглашением об отступном не должна погашаться задолженность по текущим платежам и не должны нарушаться права кредиторов. Исходя из разобранных дел, данное условие выполняется только при наличие одного требования в реестре требований кредиторов. Даже если соглашение об отступном принято единогласно и заключено на собрании кредиторов и пропорционально удовлетворяет их требования, оно признается незаконным из-за несоответствия установленному законодательством порядку реализации имущества должника вне зависимости от достигаемого экономического эффекта от заключения такой сделки.

Также не должны нарушаться права учредителей и участников Должника. Соглашение признается соответствующим закону в случае, единственный или все участники привлечены к субсидиарной ответственности, право требования взыскания задолженности по которой передается по соглашению об отступном. Если хоть с одного участника или учредителя Должника  задолженность в порядке субсидиарной ответственности  не взыскивается, или он не присутствовал на собрании кредиторов и не выразил своего согласия на самостоятельное взыскание задолженности, то данное соглашение признается недействительным (ничтожным).

Материал подготовлен редакцией Vargi.org

Закрыть
Яндекс.Метрика