+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

26.10.16

Практика разрешения вопроса о признании должника банкротом на основании требования, вытекающего из кредитного договора

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 и пункта 2 статьи 39 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) у кредитора возникает право на обращение с заявлением о признании должника банкротом после вступления в законную силу решения суда о взыскании денежных средств.

В данной статье будет рассмотрено Определение Верховного суда РФ от 12 октября 2016 года № 306-ЭС16-3611, вынесенное по жалобе ООО «Евразийская торговая компания» в деле №А57-16992/2015.


unnamed.jpg

ООО «Евразийская торговая компания» обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании АО «РБП» несостоятельным (банкротом), введении процедуры наблюдения, включении задолженности в третью очередь реестра требований кредиторов. Определением Арбитражного суда Саратовской области от 05.10.2015, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.11.2015 и постановлением Арбитражного суда Поволжского округа от 25.02.2016, во введении наблюдения в отношении АО «РБП» отказано на основании пункта 3 статьи 48 Закона о банкротстве, поскольку вопрос о наличии у должника задолженности перед торговой компанией не являлся предметом рассмотрения суда в общеисковом порядке. При этом судами отклонен довод торговой компании о том, что задолженность возникла из кредитного договора, и право требования приобретено по договору цессии, а поэтому компания вправе заявлять их в порядке абзаца 2 пункта 2 и пункта 2.1 статьи 7 Закона о банкротстве. Как указали суды, такой специальный порядок предусмотрен только для кредитных организаций, статусом которой торговая компания не обладает. 

Однако при рассмотрении данного спора ВС РФ отметил, что Федеральным законом от 29.12.2014 № 482-ФЗ изложен пункт 2 статьи 7 Закона о банкротстве, согласно абзацу 2 которого право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора – кредитной организации с даты возникновения у должника признаков банкротства. По смыслу указанного регулирования кредитные организации вправе инициировать процедуру несостоятельности своего контрагента без представления в суд, рассматривающий дело о банкротстве, вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга в общеисковом порядке. В рассматриваемом случае спорным является вопрос о том, вправе ли воспользоваться названным выше порядком возбуждения дела о банкротстве лица, не являющиеся кредитными организациями.

 Также ВС РФ указал, что согласно абзацу 3 пункта 1 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №16 «О свободе договора и ее пределах», норма права толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило. При таких условиях толкование абзаца 2 пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве как обусловливающего возможность обращения с заявлением о признании должника банкротом (без представления судебного акта) только в связи с наличием у заявителя статуса кредитной организации являлось бы нарушением принципа равенства, поскольку предоставляло бы кредитным организациям ничем не обусловленные преференции при инициировании процедуры банкротства.

 В связи с этим судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу, что в качестве критерия, допускающего возбуждение дела о банкротстве подобным способом, должен рассматриваться не сам статус кредитной организации, обращающейся с соответствующим заявлением, а реализуемая ею деятельность по осуществлению банковских операций на основании специального разрешения (лицензии) Банка России. В связи с этим и с учетом закрепленного в пункте 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации правила о переходе к цессионарию прав цедента в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, у судов не было оснований для оставления заявления торговой компании без рассмотрения. 

Таким образом, на основании вышесказанного можно сделать вывод, что предъявляемые кредитными организациями требования подтверждаются стандартными средствами доказывания и статус заявителя по делу о банкротстве, чьи требования вытекают из подобного рода деятельности, не имеет решающего значения при возникновении вопроса о допустимости применения абзаца 2 пункта 2 статьи 7 Закона о банкротстве. В таких случаях судам необходимо проверять, являются ли требования заявителя следствием реализации специальной правоспособности кредитной организации, и при установлении таковых – разрешать по существу вопрос об их обоснованности и введении процедуры несостоятельности.

Материал подготовлен редакцией Vargi.org

Закрыть
Яндекс.Метрика