+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

11.12.18

Привлечение к субсидиарной ответственности после прекращения процедуры банкротства

С первого июля 2017 года вступили в силу положения Федерального закона 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", существенно упрощающие привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника руководителя либо иное контролирующее должника лицо. Согласно данным положениям, для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц заявителю либо кредиторам в деле о банкротстве больше нет необходимости финансировать дорогостоящие процедуры в деле о банкротстве в случае отсутствия у арбитражного суда сведений об имуществе должника, за счет которого могли бы осуществляться данные мероприятия.

IMG_4167.JPG


Так, соответствующее заявление после введения в деле о банкротстве должника первой процедуры и прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств на его финансирование может быть подано кредитором должника по текущим обязательствам либо кредитором, чьи требования были включены в реестр требований кредиторов или признаны обоснованными и подлежащими погашению после требований, включенных в реестр требований кредиторов, а до введения в отношении в отношении должника первой процедуры - заявителем в деле о банкротстве в случае, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона.

При этом заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, поданное заявителем в деле о банкротстве должника, которое прекращено до введения в отношении должника первой процедуры по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве (субсидиарная ответственность за невозможность полного удовлетворения требований кредиторов), рассматривается в порядке искового производства, а в случае его подачи после введения первой процедуры и наличия у должника кредиторов по текущим обязательствам либо кредиторов, чьи требования признаны арбитражным судом обоснованными - по правилам главы 28.2 АПК РФ (как коллективный иск).

Заявление же о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве (субсидиарная ответственность за несвоевременную подачу либо неподачу заявления должника о собственном банкротстве) всегда рассматривается по правилам искового производства.

За период около полутора лет действия указанных норм исходя из анализа судебной практики по делам о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности до полноценного завершения дела о банкротстве основного должника не выявлено какой-либо специфики, отличающей их от обособленных споров о привлечении к субсидиарной ответственности в деле о банкротстве.

Вместе с тем, при обращении в арбитражный суд с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности вне  рамок дела о банкротстве основного должника стоит помнить, что обстоятельствами, имеющими значение при рассмотрении данных дел, являются факты финансово-хозяйственной деятельности должника, установить которые до полноценного завершения в отношении должника как минимум одной применяемой в деле о банкротстве процедуры не всегда возможно.

В настоящей статье рассмотрены примеры дел, где заявление о привлечении контролирующих лиц должника поданы в дело о банкротстве после прекращения процедуры банкротства.

Так, в рассматриваемом Арбитражным судом города Москвы деле А40-162547/2017 суд отказал заявителю в привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности поскольку в обоснование неплатежеспособности должника заявитель, являясь единственным кредитором должника, привел сведения из популярной системы проверки контрагента, а также постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства в связи с невозможностью установления местонахождения должника либо его имущества. Суд посчитал факт неплатежеспособности должника недоказанным, а сведения из интернет-ресурса  ненадлежащим доказательством, с чем также согласились суды апелляционной и кассационной инстанций. Кроме того, суды данных инстанций указали, что факт неисполнения должником обязательств по исполнительному листу сам по себе не свидетельствует о его неплатежеспособности. Выводы судов в этой части обусловлены тем, что несмотря на установленную ст. 9 Закона о Банкротстве презумпцию неплатежеспособности должника, данное обстоятельство в ходе рассмотрения в арбитражном суде дела о банкротстве должно либо найти свое подтверждение либо быть опровергнуто.

Между тем, при прекращении дела о банкротстве в связи с недостаточностью средств до введения в отношении должника первой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, данный вопрос судом не исследуется, вследствие чего указанные обстоятельства не могут считаться установленными.

Таким образом, для успешного привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника заявителю в данном деле было необходимо доказать, что неисполнение перед ним должником обязательства было вызвано недостаточностью имущества либо денежных средств то есть неплатежеспособность должника, что им сделано не было.

Кроме того, имеющими значение для данных дел и тесно связанными с обстоятельствами финансово-хозяйственной деятельности должника являются обстоятельства противоправного поведения контролирующего должника лица. Связь указанных обстоятельств проявляется в презумпциях, установленных Законом о банкротстве в отношении распределения обязанности по их доказыванию. Так, при установлении арбитражным судом обстоятельств неудовлетворительного финансово-экономического состояния должника (признаков неплатежеспособности) презюмируется, что вред кредиторам причинен вследствие действий контролирующего должника лица, которое вправе доказывать обратное и быть в связи с этим освобождено от ответственности. В противном случае оно подлежит привлечению к субсидиарной ответственности, иллюстрацией чего является рассматриваемое Арбитражным судом города Москвы дело А40-155759/2017, в котором контролирующее должника лицо (генеральный директор) было привлечено к субсидиарной ответственности поскольку не смогло привести доказательств, свидетельствующих что им были предприняты разумные и обоснованные меры для восстановления платежеспособности должника и предотвращения ущерба его кредиторов.

При этом устанавливая обстоятельства противоправного поведения контролирующего должника лица, арбитражные суды, как и в случае с делом А40-155759/2017, руководствуются главным образом судебными актами принятыми ранее по делам с участием основного должника, заявителя и иных кредиторов, поскольку в силу такого свойства судебного акта, как преюдициальность, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при разрешении судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

С учетом данного свойства, в целях последующего привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица представляется целесообразным на этапе прекращения  производства по делу о банкротстве основного должника установить, насколько это возможно, противоправный характер действий контролирующего должника лица, который может подтверждаться, например, определениями арбитражного суда об истребовании у контролирующего должника лица соответствующей документации или имущества, отсутствие которого исключает в случае продолжения производства по делу о банкротстве удовлетворение требований кредиторов.



Материал подготовлен редакцией Vargi.ru


Закрыть
Яндекс.Метрика