+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

01.03.16

Практика снятия арестов с имущества должника при введении процедуры наблюдения

В настоящем обзоре судебной практики разбирается тенденция рассмотрения заявлений о снятии ареста с имущества, при введении процедуры наблюдения в отношении юридического лица. В частности, рассматриваемые заявления направлены на признание действий (бездействия) судебных приставов ненадлежащими.

vargi.org

Основанием подачи таких заявлений является, во-первых, абзац 4 ч. 1 ст.63 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому, со дня вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения приостанавливается проведение в жизнь исполнительных документов по имущественным взысканиям. В том числе, снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника. Во-вторых, на основании ч.1 и  ч.2  ст.96 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель приостанавливает осуществление исполнительных документов по имущественным взысканиям (и при приостановлении – снимает аресты). Исключение составляет проведение исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения указанных процедур судебных актов или являющихся судебными актами:

  • о выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности; 

  • об истребовании имущества из чужого незаконного владения; 

  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью; 

  • о взыскании задолженности по текущим платежам и исполнительных документов о взыскании задолженности по заработной плате.

Особое внимание уделяется Постановлению Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 59 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случае возбуждения дела о банкротстве" в абзаце 2 пункта 7 которого, уточнены названные нормы Закона, с пояснением, что "Принятые судами меры (в виде арестов и иных ограничений по распоряжению имуществом должника), направленные на обеспечение иска, сохраняются".

Так, например, в Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу №А19-7254/2014 суд ссылается на часть 4 статьи 319 АПК РФ, в соответствии с которым, по каждому судебному акту арбитражного суда выдается один исполнительный лист, если законом не установлено иное.  Как следует из материалов дела, суды двух инстанций, акты которых обжаловались, удовлетворяя требования истца, указали, что поскольку до принятия решения Арбитражного суда Иркутской области о  взыскании части денежных средств из тех, что находились под арестом наряду с недвижимым имуществом, обеспечительная мера была направлена на обеспечение исполнения иска, а после принятия указанного решения она стала являться мерой, направленной на обеспечение исполнения судебного акта. Аресты, наложенные на основании первоначального исполнительного листа, подлежали снятию. Однако суд кассационной инстанции, ссылаясь на вышеуказанную ст. 319 АПК РФ, установил, что у судебного пристава-исполнителя на исполнении находились два самостоятельных исполнительных производства: исполнительное производство о наложении ареста на имущество должника в обеспечение иска, и исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, выданного по вступившему в законную силу решению суда о взыскании арестованной денежной суммы. Таким образом, аресты, наложенные судебным приставом - исполнителем на денежные средства и недвижимое имущество общества, в рамках исполнительного производства, относятся к мерам, направленным на обеспечение иска и, соответственно, введение в отношении общества процедуры наблюдения не влечет автоматического освобождения этого имущества от ареста.

Однако, совсем иначе применяются нормы материального права в деле N А03-931/2010 о признании незаконным бездействия, выразившегося в непринятии постановлений об отмене арестов имущества должника и иных ограничений и вменить в обязанность снять все аресты имущества должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе указанного сводного исполнительного производства. Суд решил признать незаконным бездействие судебного пристава - исполнителя, выразившееся в не снятии с момента получения определения суда о введении в отношении должника процедуры наблюдения арестов с имущества должника и иных ограничений в части распоряжения имуществом должника, наложенных в рамках сводного исполнительного производства, несмотря на доводы о наличии определения об обеспечении иска в форме ареста. (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 августа 2010 г. по делу N А03-931/2010).

Необходимо иметь ввиду, что при подаче заявления о признании действия (бездействия) пристава незаконными, следует учитывать вероятность частичного удовлетворения иска. Так, например,  в деле о  признании бездействия судебного пристава - исполнителя незаконным, а также предписании снять ограничения в виде арестов, запретов решением Арбитражного суда Белгородской области от 27 февраля 2010 года по делу  А08-162/2010-33 требования истца были удовлетворены только в части признания действий (бездействия) судебного пристава незаконными (неприостановление исполнения исполнительных документов по имущественным взысканиям); но непосредственно в удовлетворении требований о снятии арестов, запрета на отчуждение  имущества (два автомобиля и банковские счета должника) было отказано из-за необходимости взыскания с должника, в рамках сводного исполнительного производства, задолженностей по заработной плате и компенсации морального вреда по исполнительным листам, выданным на основании вступивших в законную силу судебных актов. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

Кроме того, ФАС Северо-западного округа, исходя из ч. 2 статьи 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» указал, что в целях обеспечения наступления предусмотренных пунктом 1 этой статьи последствий (снятие арестов на имущество должника) определение арбитражного суда о введении наблюдения направляется арбитражным судом в кредитные организации, с которыми у должника заключен договор банковского счета, а также, в суд общей юрисдикции, главному судебному приставу по месту нахождения должника и его филиалов и представительств, в уполномоченные органы,  и пункта 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве». В издании указано, что в целях обеспечения последствий введения наблюдения, определение о введении наблюдения направляется судом в кредитные организации, с которыми у налогоплательщика заключен договор банковского счета,  суд сделал вывод, что для снятия приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке не требуется дополнительного вынесения Инспекцией какого-либо решения. Получение кредитными организациями определения суда о введении наблюдения влечет прекращение действия имеющихся в данном банке решений о приостановлении операций по счетам в отношении данного налогоплательщика (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 апреля 2010 года по делу  № А56-37846/2009). Установление такого порядка снятия приостановления операций по счетам должника позволяет избежать бумажной волокиты и траты времени на ожидание дополнительных решений кредитных органов.

Ма­те­ри­ал под­го­тов­лен ре­дак­ци­ей Vargi.org

 

Закрыть
Яндекс.Метрика