+7 (495) 642 38 25
Обратная связь

Новости

22.07.16

Практика применения судами нормы-изъятия из общего правила взыскания неосновательного обогащения.

Множество гражданских дел связано со взысканием денежных средств в качестве неосновательного обогащения. В настоящей статье будет рассмотрена практика применения судами п.4 ст. 1109 ГК РФ, устанавливающего изъятие из общего правила взыскания неосновательного обогащения.



7cc771ba-c6e2-4af2-b52d-4d2e6c126f8e.jpg


Статьей 1102 ГК РФ предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.

В соответствие с п. 4 ст. 1109 ГК РФ денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

При этом в Определении  от 14 июня 2016 г. №50-КГ16-4 Верховный суд РФ указал, что бремя доказывания этих обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, должно быть возложено на ответчика как на приобретателя имущества (денежных средств).

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 03 декабря 2015 года по делу №А42-3797/2015 установил, что норма пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержит указание на два безусловных основания для отказа потерпевшему в возврате неосновательного обогащения:

а) правовая ошибка - предоставление имущества потерпевшим, заведомо знающим об отсутствии обязательства по предоставлению имущества;

б) предоставление имущества в целях благотворительности.

Приобретатель может быть признан обоснованно обогатившимся, когда докажет, что потерпевший уплатил деньги, заведомо зная об отсутствии какого бы то ни было обязательства по оплате.

При этом суд указал, что правовую ошибку необходимо отличать от фактической ошибки, которая не может служить основанием для отказа в истребовании неосновательного обогащения. Например, перечисление денег по ошибочным реквизитам (не лицу, указанному продавцом). Вследствие этого покупатель не может считаться лицом, надлежащим образом исполнившим свое обязательство по договору купли-продажи, но как лицо, совершившее фактическую ошибку, может истребовать в качестве потерпевшего неосновательное обогащение от третьего лица - фактического получателя денег. Фактический характер ошибки потерпевшего состоит в том, что в основе его действий лежало обязательство по оплате, но оно было ошибочно исполнено ненадлежащему лицу.

Вместе с тем правовая ошибка как основание в отказе возврата неосновательного обогащения призвана служить обеспечению стабильности гражданского оборота и препятствовать различным формам злоупотреблений посредством использования кондикционных исков. В данном случае правовая ошибка отсутствует, поскольку потерпевший рассчитывал на встречное предоставление в виде работ, возврату займа и процентов.

На основании вышеизложенного, суд постановил в удовлетворении апелляционной жалобы отказать и решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование о взыскании неосновательного обогащения, оставить в силе.

Следует отметить, что более жесткие правила действуют в отношении государственных и муниципальных контрактов. В силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд в отсутствие заключенного государственного или муниципального контракта.

Иной подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход закона (статья 10 ГК РФ).

Согласно части 1 статьи 10 Закона N 94-ФЗ размещение заказа может осуществляться: путем проведения торгов в форме конкурса, аукциона, в том числе аукциона в электронной форме; без проведения торгов (запрос котировок, у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика), на биржах).

Поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления, за исключением случаев, когда законодательство предусматривает возможность размещения государственного или муниципального заказа у единственного поставщика.

Обстоятельствами, свидетельствующими о невозможности в конкретной ситуации заключить государственный или муниципальный контракт в установленном порядке, являются случаи, в которых поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг является обязательным для соответствующего исполнителя вне зависимости от волеизъявления сторон правоотношения, в связи с чем он не мог отказаться от выполнения данных действий даже в отсутствие государственного или муниципального контракта или истечения срока его действия.

При наличии указанных обстоятельств у исполнителя возникает право требования вознаграждения, которое может быть взыскано в судебном порядке.

Данный правовой подход отражен в пункте 4 обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №3 (2015), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015.

С учетом изложенного судам для правильного разрешения спора также надлежит исследовать вопрос о наличии обстоятельств, свидетельствующих о невозможности заключения контрактов. (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 7 июля 2016 г. по делу N А56-67919/2015).

Интересна также позиция судов общей юрисдикции, и, как пример, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2016 г. №33-4971/2016.

Суд указал, что правила, предусмотренные главой о неосновательном обогащении, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (п. 2 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях благотворительности.

При этом именно на приобретателе лежит бремя доказывания того, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Поскольку в рассматриваемом  ответчиком не было представлено допустимых доказательств, свидетельствующих о наличии правовых оснований для получения им, как физическим лицом, денежных средств от истца, учитывая, что факт их получения в заявленном размере ответчиком не оспаривался, а намерений передать денежные средства в дар или предоставить их ответчику с целью благотворительности по делу не усматриалось, судебная коллегия пришла к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с ответчика в пользу истца неосновательно полученных им денежных средств.

В деле №А14-9555/2015 7 июля 2016 г. Арбитражный суд Центрального округа постановил, что соответствии с позицией, изложенной в п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 №49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении", п. 4 ст. 1109 ГК РФ, предусматривающий, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности, может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней, то есть только в том случае, если передача денежных средств (имущества) произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение), либо с благотворительной целью.

Таким образом, из содержания и по смыслу п. 4 ст. 1109 ГК РФ эта норма подлежит применению в том случае, если передача имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью.

В рассматриваемом деле представлен договор пожертвования, подписанный только истцом  который предусматривает, что истец (Жертвователь) передает в собственность ответчика (Одаряемого) принадлежащие ему денежные средства. Ответчик пояснил, что инициатором заключения договора пожертвования выступал истец.

В силу ст. 1 Федерального закона "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" от 11.08.1995 №135-ФЗ (далее - Закон №135-ФЗ), под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки.

Статья 4 Закона №135-ФЗ предусматривает, что осуществление благотворительной деятельности гражданами и юридическими лицами производится беспрепятственно на основе добровольности и свободы выбора ее целей. Граждане и юридические лица вправе свободно осуществлять благотворительную деятельность индивидуально или объединившись, с образованием или без образования благотворительной организации.

Благотворителями являются лица, осуществляющие благотворительные пожертвования, в том числе, в форме бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передачи в собственность имущества, в том числе денежных средств и (или) объектов интеллектуальной собственности (ст. 5 Закона №135-ФЗ).

Так как бесспорные доказательства, свидетельствующие о возложении кем-либо на истца обязанности по перечислению денежных средств на счет ответчика, в материалах дела отсутствовали суды отказали во взыскании неосновательного обогащения.

Таким образом, рассмотрев судебную практику по вопросу использования судами изъятия из нормы о взыскании неосновательного обогащения, мы можем прийти к выводу, что во-первых, доказывание обстоятельств, описанных в п. 4 ст. 1109 ГК РФ лежит на ответчике, который должен доказать, осведомленность истца об отсутствии между контрагентами обязательств либо факт благотворительности. При этом осведомленность доказывается путем представления доказательств, свидетельствующих о наличии оснований для получения им денежных средств, либо доказательств ожидания истцом какого-либо встречного предоставления. В случае же с благотворительность ответчик должен доказать добровольность пожертвования и свободу выбора истца.


Материал подготовлен редакцией Vargi.org



Закрыть
Яндекс.Метрика